Ночь в аду


Это слайд-шоу требует JavaScript.

Это было невероятно, но я ехал  и не мог не удивляться возможностям моего снегохода, преодолевающего глубокий снег, рвы, ручьи, высокие крутые подъемы и спуски. Я так радовался своей дерзкой выходке, направившись в одиночку к «Адским воротам» не дождавшись проводников.    За время экспедиции мое мастерство управления снегоходом возросло в сотни раз. Научившись разным трюкам во всех возможных условиях, я чувствовал себя намного увереннее, но отсутствие следов людей  меня все же беспокоило.  После прохождения точки невозвращения, которую я определил заранее, пути назад не было.   Конечно, в моем арсенале по мимо  часов, с функциями компаса, профессионального бинокля, с определением расстояний, есть и gps навигатор, но это не решение всех трудностей с прокладкой маршрута.  В большинстве случаев я ориентировался по солнцу, направляясь на северо-запад,  выбирая путь исходя из местности. Моей целью были » Врата ада», ущелье, по которому я должен был выйти из горной гряды на реку Кускоквим.  Так все и вышло.  Вопреки всему здравому смыслу я продвигался вперед и достиг ущелья. Это было фантастическое  чувство победы. Добраться до этого места одному, через сотни препятствий, найти путь, не повернуть назад,    было самой настоящей  победой. Но победа никогда не бывает полной. Для меня начались более серьезные испытания, чем глубокий снег, рвы и лабиринты кустов. Горная река Кускоквим с ее быстрым течением, имеет дурную славу на Аляске.  На протяжении нескольких десятков километров, она  многократно меняет свое направление, извиваясь, как змея, что напрямую отражается на состоянии льда. Лед на таких реках крайне не стабилен, имеет  много опасных разломов, пустот под снегом и участков с открытой водой. В таких условиях мне предстояло проложить себе путь больше, чем на сотню километров и остаться живым. Перед тем, как начать движение, я  осматривал покрытие, замерял расстояния с помощью бинокля и визуально чертил траекторию на каждый следующий километр пути.  Продвижение проходило крайне напряженно. На одном из участков, мне было нужно проехать очень быстро, чтобы предотвратить пролом льда  под своим весом и в то время, когда я уже достиг безопасной зоны, раздался страшный звук от удара и мой снегоход взмыл в небо, затем последовал удар по прицепу.  Виной происшествия была вершина горного камня, торчащая изо льда,  спрятанная под снегом. Удар был такой силы, что прогнулась защита двигателя, и повредился радиатор, проложенный по всей длине трака.  Охлаждающая жидкость вытекла моментально, затем сразу последовало предупреждение компьютера о перегреве двигателя.  Мне ничего не оставалось,  как выключить зажигание. Это был провал. Я только вырвался из плена «Счастливого каньона», бросив вызов всему миру и теперь, когда я был готов ко всему, мой снегоход не был готов проехать даже пару километров.  Я так был зол на себя, реку, камень и эти «Адские врата», что прокусил до крови губу. Кровь привела меня в чувства. Ок, сказал я себе. Если мне так повезло, добраться до этого места и потом сломался снегоход, значит, так все и должно было быть — это тоже часть экспедиции и нужно быть благодарным вселенной за все.   Останавливаясь через каждые два километра, поближе к берегу, я ждал, пока остынет двигатель, чтобы поехать дальше. Вдруг я услышал жужжащий звук, но  махнул на это  рукой и стал продолжать подкидывать комочки снега на двигатель, слушая их шипение и вдруг опять. Перестав кидать снег, я стал прислушиваться. И действительно, звук становился все отчетливее, пока из за изгиба реки не показался желтый снегоход.  В это тяжело было поверить, но это был человек. У меня все сжалось внутри, как пружина, так, что я не мог дышать. Мне так хотелось крикнуть ему привет, что когда я все таки крикнул, растянувшись в улыбке, то напугал его, потому, что он уже был напротив меня.
— кто ты? Что ты здесь делаешь? Спросил я.
— а кто ты и что ты, здесь делаешь, спросили меня удивленные, серые глаза из прорези, каких то тряпок, намотанных на лицо. Обменявшись информацией, человек уехал,  оставив меня одного  в полном смятении, пообещав вернуться за мной завтра. Он был один из группы волонтеров, прокладывающих трассу для гонки на снегоходах Iron Dog. До их лагеря, разбитого в лесу вверх по течению, было больше 40 километров,  а буксировать меня ночью по реке было опасно. Мне ничего не оставалось, как провести ночь в палатке во «Вратах ада», на берегу реки Кускоквим,  с маленьким огоньком надежды на то, что еще не все потерянно.

Влад Минин

 

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: